Официальный сайт Артура Шахова Трудоядство. Как ни странно я ещё работаю...  
  На главную
публицистика
банальные истории
гнездо кукушки
трудоядство
дневник воина
снималово
контакты
  проза  
  услуги
  резюме
 

Произведения Артура Шахова
Поэзия

Рассказы

Музыкальные и кинообзоры

Повесть

Зарисовка

Драматургия

Публицистика

Отблески морского цвета
Артур Шахов

Почему у большинства людей какое-то особенное отношение к морю? Может, потому что мы все из него вышли? Я имею в виду жизнь вообще. И море видится нам некой колыбелью или параллельным миром, где все по-другому? А там и действительно все иначе. Люди, которые в течение года считают копейки, приезжая на море начинают полоскать деньги по ветру. Отдыхать, так отдыхать, а потом опять год будут считать копейки. Зато на море съездили. Для многих поездка на него – подтверждение собственной значимости и благополучия. Не случайно летом знакомые задают вопрос, как само собой разумеющийся: а ты куда в этом году едешь отдыхать? Море в этом случае подразумевается само собой. Им и в голову не приходит, что ты можешь на него не поехать. Или вообще можешь не поехать отдыхать. Ты ж не лох какой-нибудь.

Я не ездил на море последние три года. Как-то я к нему безразличен. Может, наелся воды, занимаясь плаванием. Когда я о своем отношении к морю сказал одному своему знакомому, то он в ответ заметил, что я, наверное, море не люблю. Я бы так не сказал. Только море мне интересно с волнами, а на них попадаешь редко. В волны я влюбился, когда чуть не утонул. Было это давно. Катались мы на волнах в шестибальный шторм. Есть такой прием: разворачиваешься спиной к набегающей волне и разгоняешься. Она подхватывает тебя на гребень и несет к берегу. А ты паришь на высоте пяти метров. Потом волна закручивает тебя перед берегом в бурун. И вот не успел я из него выбраться и глотнуть воздуха, как меня накрыла вторая волна. В глазах замелькали красно-черные круги. Я толкнул себя на берег, и третья волна, недовольно урча, лишь уцепилась за меня и откатилась назад. Вот так и началась любовь к волнам. А как водный простор мне море по барабану. Заплывать далеко не люблю, так как могу плыть и плыть сколько угодно. Нырять мне тоже не нравится. Потому и не завидую я ни тем, кто едет в Крым, ни в Турцию, ни в Черногорию. Вот на океан, наверное, поехал бы, но пока не получается. Мне кажется, что океан нечто другое, чем море, хотя реально это может оказаться иллюзией.

Но в этом году я на море поехал. Правда, всего на три дня. В принципе, вообще не хотел, но жена самовольно взяла билеты и поставила меня перед фактом. Все ее планы чуть не рухнули, когда мне подвалило одно дело. Однако жена была непреклонна, и пришлось согласиться. А дело, может, и подождет. Поехали мы в Севастополь, к ее подруге, фотографу. Ее я знал еще до знакомства со своей женой. Она – одна из бывших моего близкого друга. Хотя сейчас и непонятно, кто для кого бывший. Она живет и радуется своей независимости, с другом я почти не общаюсь, а он вернулся к своей первой жене, по-другому - к первой бывшей.

Семейный отдых на море предсказуем. Все спокойно как в море без волн. Ни тебе ночных попоек с друзьями, ни знакомств с легкомысленными девушками, ни постыдного похмелья наутро, раздирающего тебя на части. А вот один мой приятель свои поездки на море с друзьями называл алкотуризмом. Как-то приехал в понедельник, а очнулся в четверг. И за неделю искупался всего один раз. И в таком духе каждый год. Романтика мужского общения. Женам этого никогда не понять. У них море – это отдых. Воздух, полезное солнце, здоровье ребенка и свое собственное. Тебе же отводится роль вокзального и продуктового носильщика.
Каждый железнодорожный вокзал или станция напоминают мне разных людей и обладают своей особой энергетикой. Есть заштатные станции, этакие безразличные ко всему молчуны. А есть вокзалы крупных городов, где кипит целая жизнь. Вернее даже море жизней, в которые как реки вливаются жизни отдельных людей. Помню историю о питерском вокзале. Женщина с двумя детьми приехала на заработки, торговала возле метро носками, жила в зале ожидания. К ней прилепился мужчина-полубомж. Сошлись. С наступлением холодов женщина стала даже оставлять с ним детей, чтобы не мерзли на улице. А через некоторое время он ночью украл у нее все заработанные деньги и исчез. Или история об отставшем на Симферопольском вокзале. Ехал мужик с семьей, вышел купить воды, споткнулся и ударился головой о бордюр, потерял сознание. Его как полагается сначала обобрали, а потом менты подкинули ему наркоту и забрали. В конце концов, отпустили через несколько дней. Мужик без документов, без денег пошел на вокзал, попросил попить. Ему дали лимонад, предварительно влив туда немного водки. А мужик зашитый был, слетел с катушек сразу и наглухо. Теперь бомжует на вокзале, семья его найти не может, а он ее уже и не ищет. Вот на Симферопольский вокзал мы и приехали.

Если говорить об энергетике, то этот вокзал от других отличается сильно. Люди здесь заряжены на отдых, поэтому в его ауре есть какая-то постоянная движуха. Огромные рюкзаки, объемные сумки куда-то торопятся, садятся в автобусы или такси. В этой суете человек становится просто незаметным, вливаясь в тот или иной, нужный ему поток. И мы, подчиняясь своему потоку, двинулись к автобусной станции. Жена пошла за билетами, а мы с сыном остановились с сумками около какого-то киоска. В толпе мелькнуло знакомое лицо из нашего города. Удивительно, что одно. Я закурил. Подошла жена.
- До отхода тридцать минут.
- Схожу в туалет. Ты не хочешь? – спросил я сына.
- Нет.

Помня по прошлым поездкам очереди в крохотные платные туалеты вокзала, я направился в общественный. Последний раз я был в нем лет пятнадцать назад. И ничего не изменилось. Хлюпанье под ногами и серые облезлые стены. Сделав свое нехитрое дело, я вышел из туалета и…обалдел. Площадь перед вокзалом была абсолютно пуста. Нет, на ней стояли автобусы, такси, ларьки, здание Макдональдса тоже было на месте. А вот людей не было. Я зажмурился и через несколько секунд открыл глаза. Все было на месте! Снующие сумки, зазывающие таксисты и неповоротливо разворачивающиеся на тесной площади автобусы. И что же это было? Я не стал задумываться и решил даже ничего не рассказывать жене, вспомнив слова какого-то классика - женщине можно рассказывать только то, что она в состоянии понять.

Автобус рассекал крымские равнины по направлению к Севастополю. Смотреть за окно было неинтересно, книжки, чтобы убить время, тоже не было. Я вспомнил свое видение на площади. Прикольно! Может я очутился на секунды в ином измерении? Говорят, что наш мозг штука непредсказуемая. В последнее время телевизор захлестывал нас волнами информации об инопланетянах, параллельных мирах, аномальных зонах. Догадки, гипотезы, прогнозы. Доказательств никаких, один треп. Менять реальность закрытием глаз было бы круто. Может, конечно, в нашем мозге и действительно живет память обо всем, что происходило и произойдет во вселенной, мы об этом, скорее всего, никогда не узнаем. По крайней мере, я уж - точно. Лучше c этим даже не заморачиваться.

Вдруг на горизонте я заметил облако пыли, которое двигалось по направлению к автобусу. А это что? По мере приближения облако стало рассеиваться, и вот я уже четко мог видеть отряд приближающихся всадников. Скачки какие-то? Конница была уже в нескольких десятках метров от автобуса, и тут я разглядел, что всадники были одеты старинную одежду татарского войска. И здесь клоуны, - подумал я, - вспомнив, важно выхаживающих на краснодарском вокзале казаков в папахах с саблями на боку. Передовой всадник был уже совсем близко, я уже видел хищный оскал на его лице. Воин закинул руку за спину и вытянул из колчана стрелу, в другой его руке появился лук. Он прицелился в меня. Ха! Дуралей какой-то. Вроде уже и взрослый, а все в войнушку играет. Я повернулся к жене, которая сидела через проход, и тронул ее за руку.
- Посмотри,- я кивнул головой в сторону своего окна. Повернулся сам и не поверил своим глазам. За окном никого не было.
- Что там? – жена перегнулась через проход в сторону моего окна.
Я не знал, что говорить.
- Это у тебя шутки такие? – жена откинулась в своем кресло и закрыла глаза.
Я приподнялся на сиденье и посмотрел на пассажиров автобуса. Неужели они тоже ничего не видели? Все сидели в безмятежных позах, как будто ничего и не произошло.
Ну и ладно. Может, опять привиделось? В принципе, нам и в реальной жизни часто видится не то, что есть на самом деле. Общаясь с людьми, мы воспринимаем их через призму своего «Я», а потом, порой, удивляемся тому, что отношения со временем меняются. Был человек рядом, а стал бывшим: любовником, другом, женой…Некоторые все равно остаются в памяти, даже если забывают о тебе навсегда. Других ты сам вычеркиваешь красной ручкой из жизни. По-разному бывает.

В городе на море, где чуть не утонул, я встретил девушку. Мы были совсем юными, еще даже школу не закончили. Встречались вечером каждый день после моих тренировок. Интересно, о чем мы разговаривали? Перед днем моего отъезда я прождал ее два часа на нашем месте, но она не пришла. Потом были длинные письма. Недолго. На следующее лето я уже поступал в военное училище, а наша команда снова поехала тренироваться в тот морской город. Я попросил своего друга найти ее. Он вернулся, вызвал меня к ограде училища и сказал, что да, нашел… и она его безумно полюбила. Друг ушел, а я рухнул в траву и лежал в ней с полчаса, потому как тогда для меня рухнул весь мир. Через год девушка переехала жить к тетке в мой город. Мы даже встретились. С моим другом она уже не общалась, а у меня была другая любовь. Поговорили на скамейке и разошлись навсегда.

А за полгода до этой девушки я испытывал симпатию к однокласснице, до любви дело не дошло. Мы даже не целовались. Отношения напоминали морскую пену. Вот она есть, и уже нет. Закончилось все быстро. Судьба снова свела нас через двадцать лет. Я продавал квартиру и встретился с женщиной-риелтором. Оказалось, что мы знакомы, она – та самая подруга моей симпатии. К сожалению, время женщин щадит меньше, чем мужчин, поэтому на встречу с бывшей одноклассницей я шел с опаской. Не люблю разочаровываться. Вечер превзошел все мои ожидания. Мы пили пиво, потом коньяк. Очнулся я уже в джакузи, следующий раз - в постели. А дальше были отношения двух взрослых людей, которые не требуют друг от друга любви. Какое-то время встречались на квартире ее мамы. Мне брали бутылку виски, ей – вина. Потом я уехал в столицу. Три или четыре раза мы встречались в гостиницах, когда она бывала проездом. Наши отношения напоминали встречу двух поездов на заброшенной станции. По какому-то расписанию свыше совпало время стоянки, а так у каждого свой путь.

Незаметно для себя задремал...Я стоял на вершине скалы рядом с девушкой и рыцарем. Их глаза светились счастьем. Девушка сделала шаг вперед... Белое платье крылом чайки мелькнуло перед глазами и исчезло. Рыцарь посмотрел на меня, будто приглашая следовать за ним, и тоже бросился вниз.Я остался один. Ярко светило солнце, на горизонте море сливалось с небом. Я осторожно подошел к краю скалы. Внизу гряду камней от ее основания отделяла узкая песчаная полоска. Непреодолимое желание сделать шаг охватило меня. Я оттолкнулся и… понял, что сейчас разобьюсь, и вернуть назад то мгновение, когда ноги оторвались от скалы, невозможно. Страх пронзил меня... Небо… Оно было так близко, казалось, до него можно дотронуться рукой. Я на мгновение завис в воздухе. И полетел вниз…

Вздрогнул и открыл глаза. Автобус уже ехал по Севастополю. Странные все-таки нам снятся сны. Не поймешь, к чему. Или - почему? Хорошо провидцам всяким. Они знают, что сон означает. О чем предупреждает. Могут и вам объяснить, правда, за деньги. Заплати, а уж там как карта ляжет. Загадку снов пытаются разгадать много лет. Сонники-толковники всякие составляют: жена к разладу, говно к деньгам… Интересно, если в это верить, то тем, у кого денег много, почти каждый день снится говно. Хотел бы я этого? Нет уж, простите. Пусть лучше денег мало будет. А вообще, их количество - понятие довольно относительное. Знаю точно, что большие деньги не приносят ни счастья, ни душевного равновесия. Импульсом к творчеству тоже не являются. Создают видимость благополучия, повышают ваш статус – это да. Только в каком кругу? Только в своем. Критерии - то у всех разные. Есть люди, для которых человек не деньгами меряется. Ну, объездил денежный мешок все моря и океаны? Что он от этого мешком перестал быть? И в душе его вместо звона монет музыка волн зазвучала?

Мы подъехали к вокзалу. Пассажиры автобуса дружно зашевелились. Я подхватил сумки и пошел к выходу. Вокзал приморского города менее суетлив, чем симферопольский. Одни курортники уже или почти добрались до моря, другие, насытившись им, спокойно ждали отъезда. Жена вызвала такси, и через полчаса мы уже были на месте. Танька махала нам с балкона. В квартире последовали положенные в таких случаях поцелуйчики. Быстро разбросав вещи, мы отправились на пляж.

Он находился недалеко от дома, минут семь ходьбы, и это очень порадовало. Мы подошли к берегу и увидели массу тел, между которыми еле-еле можно было пройти к морю. Тела стояли, лежали, сидели. Вроде бы обычная пляжная картина, но что-то в ней было не так. Осмотрелись в поисках свободного места. И тут я понял! Тела были совершенны. Как древнегреческие статуи. Я застыл в недоумении, глядя на совершенство человеческих форм.
- Папа, раздевайся, давай, - услышал я голос сына.
А среди тел детей не было. Почему? А…они же не могут быть совершенными. Трудно представить себе мальчика с телом Аполлона. Или девочку с телом…
- Пошли купаться,- сын потянул меня за руку.
- Что ты застыл, в самом деле, как статуя? – это уже возмущалась жена.

Я быстро скинул футболку и шорты. Сделал шаг к морю…Вокруг все изменилось. Пляж был полон нормальных людей с детьми. Всяких, в основном, далеких от совершенства. Они по-пляжному буднично пили пиво, ели чебуреки и нежились под солнечными лучами. Мы с сыном искупались, он остался в воде, а я вернулся и лег на подстилку. Прямо у меня перед глазами лежала свинья. Нет, это была женщина, но назвать ее так не поворачивался язык, настолько бесформенным было ее тело. Создавалось впечатление, что она лежит на толстой перине из собственного живота. А может, именно несовершенство тел большинства женщин и позволяет нам замечать стройные фигуры? Я обвел глазами пляж. В нескольких метрах от меня лежала почти богиня, чьи точеные формы притягивали глаз. Опять наваждение? Я повернул голову – свинья была на месте, значит, все в порядке. Стал наблюдать за девушкой и окружающими. Мужчины украдкой бросали на нее восхищенные взгляды. Женщины, понятно, смотрели неодобрительно, потому как на богине было лишь подобие купальника. В принципе, она могла бы лежать и без него, однако, в этом случае, я думаю, вызвала бы бурный шторм негодования ревнивых жен. А девушка, действительно, была прекрасна. Вот она приподнялась и плавно обвела взглядом пляж. В самой посадке головы сквозило превосходство королевы над ее поданными. Богиня знала свою силу. Она грациозно потянулась. Мужчина, сидящий неподалеку, лег на живот и заерзал. Девушка взяла крем и стала мягкими движениями пальцев наносить его на свое тело. Этим можно было любоваться вечно.
- Я вся спеклась на этом пляжу, - томно произнесла богиня и пошла к морю.

И тут внезапно грянул гром. Такое я видел впервые. Небо мгновенно покрылось толстым панцирем свинцовых туч. С неба хлынул ливень. Море стало иссини-черным. Пляжники кинулись врассыпную. Я тоже вскочил, из воды прибежала жена и схватила наши вещи в охапку. Они с сыном кинулись к кафе. Девушка судорожно собиралась. Тугие струи дождя хлестали по ее телу. От былой грации богини не осталось и следа. Неуклюже согнувшись, и как-то странно подпрыгивая, девушка слилась с другими телами, ищущими укрытие. Я с наслаждением закинул голову и принял водяной удар. Немного постоял, прошел по опустевшему пляжу и бросился в море, которое накатывалось на берег темными волнами.

Мне неведомо, что такое первобытная стихия, но именно соединение ливня и морских волн кажутся мне ею. Я плыл, то подныривая под них, то поднимаясь на гребень. Подумал, что жена, наверное, сейчас стоит на веранде кафе и смотрит, как я удаляюсь от берега. Странное это чувство, когда переживаешь, а сделать, если что-то случится, ничего не можешь. А что может со мной произойти? Для пловца такой шторм - небольшой. Я вынырнул из очередной волны и увидел, что море успокоилось и стало мирного цвета. Берег был довольно далеко, пора было возвращаться, чтобы не тревожить жену, а заодно и спасателей.

Я плыл назад и думал о совершенстве. В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли, - так говорил Чехов. Странно, что он не упомянул тело. Может, потому что сам был тщедушным человеком? Определение это тоже очень странное, получается, что раньше слова человек и душа были синонимами. Помните поэму Гоголя «Мертвые души»? А «тщедушный» отождествляется с худотелым. Ну да ладно. Может, для Чехова тело и не было в человеке главным, а сейчас все по-другому. Время Мордюковых в кино и Зыкиных на эстраде прошло. Если они и есть, то это скорее исключение из легиона стройных девиц, заполонивших экран телевизора. Певица или актриса должны быть желанными. В Голливуде давно так. Большинство звезд кино и эстрады снимаются в качестве моделей для глянцевых журналов. Наши тоже не отстают. Ничего удивительного, так как отечественный шоу-бизнес – калька с американского. Своего почти ничего нет, все ток-шоу и передачи, которые смотрят, раскрыв рот, наши обыватели, заимствованы оттуда. И загадка русской души (читай человека) – давно уже миф, которым удобно прикрываться русофилам или бравировать псевдопатриотам.

В юности я очень близко воспринял слова Антона Павловича, врачевателя человеческих душ. Особенно после того, как моя первая серьезная любовь сказала, что как человек я вообще неинтересный. Везде и во всем. И у нее есть другой. Я насел на книги, через три месяца мне был известен (или я так считал) путь к самосовершенствованию. С ним я и пришел к бывшей девушке. Она выслушала, что скоро я смогу общаться в любом обществе, и сказала – но ведь люблю то я его, имея в виду своего избранника. Это был первый раз, когда я понял, что выбранный тобой путь, подразумевающий под собой цель – завоевать женщину, не имеет к ее чувствам никакого отношения. Но с этой дороги я не свернул. В 25 лет считал, что могу больше не читать, так как знание определенного объема прочитанных книг мне хватит за глаза на всю оставшуюся жизнь. Это если сравнивать меня с обычным бессистемно читающим человеком. Однако чтение уже превратилось в потребность, а потом и перестройка принесла с собой ранее неизвестные или запретные книжные плоды. С телом у меня, благодаря занятию спортом, было все в порядке, с душой, как мне казалось, тоже. Не писаный красавец, но симпатичный, а одежде тогда много значения не придавали. Оставались мысли.

У меня на сегодня нет ответа на вопрос - зачем человеку читать правильные книги? Как и нет определения, какие книги считать правильными. Кажется, Ремарк сказал: знание делает человека свободным, но несчастным. И это я в полной мере чувствовал на себе. В жизни все было нормально, я продвигался по службе, был женат, имел любовниц. Но вот мысли…Какое-то обостренное чувство восприятия мира, переходящее в полное его неприятие постоянно присутствовало в моем сознании. Я как будто противостоял всему миру. Или своему представлению о нем. Со временем начал называть себя воином. А даже в мыслях воевать с миром - дело непростое. Пытаться все время доказывать его неправильное устройство. И самой больной темой для меня было отсутствие у большинства людей стремления к совершенству. В правильном мире должно же быть иначе? Чехов же не зря говорил о прекрасном. А он в литературе - авторитет признанный. В отличие от современных однодневок.

А чем же определяется прекрасное? Я считал, что наличием у человека вкуса. Мне в противовес ставили пословицу – о вкусах не спорят. Сколько копий было сломано на форумах по этому поводу! К примеру, мой школьный друг прочитал в своей жизни всего одну книгу «Дело пестрых». Можно сравнить его литературный вкус с моим? Или сопоставить вкус любителей дешевых детективов и женских романов с читающими произведения признанных мировых авторов? Мне казалось, что вкус имеет ступени. Как в школе: вкус первого класса, вкус второго класса. И разговаривать десятикласснику с первоклассником нет никакого смысла. Однако первоклассники, в моем понимании, вкуса так не считали. Более того они и не собирались переходить во второй класс. Им было хорошо и так, а меня называли снобом из-за упоминания имен неизвестных им авторов. При этом мои оппонентам и невдомек было, что называть эти имена для меня было естественно, как дышать, а вовсе и не для дешевого выпендрежа. Такие же споры были и о кино, и о музыке.

Сейчас у меня другое отношение к книгам. Я больше их не читаю. Помню небольшую скайповскую полемику с моим приятелем, который в своей позиции по отношению к чтению напоминает меня двадцать лет назад, да даже и десять. Он постоянно читает новые романы и может назвать в интервью неизвестные мне имена писателей. Иногда в его тоне сквозит скрытое превосходство. Меня это не задевает. Мои мысли… Они уже не изменятся ни от 100, ни от 200 новых прочитанных книг, а даже столько хороших, в моем понимании, и нет. Любая книга уже не окажет влияния на формирование моей жизненной позиции, а будет воспринята как качественная или некачественная литература. Опять же лично с моей колокольни. Я не против чтения, но мои мысли от него не станут прекраснее. Мой школьный друг, прочитав одну книгу про уголовный розыск, дослужился до полковника милиции, несколько раз был в горячих точках. И с точки зрения этого мира его жизнь, наверняка, была обществу гораздо полезнее, чем моя. А вот и берег.

Жена и сын стояли у самой воды.
- Все воюешь? – вид у жены был недовольный.
- Папа, а круто ты плыл. Все попрятались, а ты по волнам…
- Ну, мы ж с тобой воды не боимся. Я рыба, а ты – рак.
- Ладно, водоплавающие, пошли обедать.
В кафе мы ели плов, напоминающий рисовую кашу, и пили пиво из пластика. Что еще могло предложить пляжное заведение? Минимум вкуса и сервиса, максимум цены. Рядом стояла очередь за чебуреками. Люди заполняли мокрый пляж, богини на нем не было. От внезапно налетевшей стихии не осталось и следа. Я подумал, о том, что вот также, порой, не остается следа и от былых чувств. И от когда-то близких людей. И только отблески памяти иногда напоминают о них.

Мы снова расположились на пляже. Море и солнце, что еще надо для отдыхающих? Затем и ехали. Через некоторое время солнце стало печь совсем нестерпимо. Жена с сыном уже успели покупаться. Никита сидел с фиолетовыми губами и улыбался. Жена распласталась под солнцем. Я встал и пошел к воде. Улегся на первую же волну и поплыл от берега. В районе буя повернул голову и увидел справа другой пляж, однако прохода с нашего к нему не было. Не беда, зачем ходить, когда можно и доплыть. И я не спеша погреб в его сторону. Подплывая со стороны моря, я ощущал себя неким водяным пришельцем. Людей в воде становилось все больше, и вот уже под ногами я почувствовал дно. Это пляж, в отличие от нашего, был не каменистым, а песочным. Никите здесь должно понравиться больше, - подумал я. Встал у воды и оглядел берег. Пляж был примерно такого же размера, как и тот, на котором мы были, только люди здесь лежали пореже.

Я медленно шел и смотрел на них. Заметил лежащую на спине девушку, ее грудь аппетитно вздымалась, рядом никого не было. Подошел и осторожно лег на спину рядом с ней, при этом коснулся ее своей рукой
- И кто это? – Девушка вопреки моему ожиданию не подскочила как ужаленная.
- Ихтиандр, - с юмором у меня всегда было туговато.
- Настоящий?
- А то?
- Как там, в глубинах моря?
И что мне было отвечать? Бывает же так, идиотски пошутишь, а потом и сказать нечего. Девушка видно поняла мое смущение. Она села и сняла очки. На меня смотрели глаза морского цвета. Я тоже сел. Девушка встала и пошла к выходу с пляжа. Оглянулась.
- Пойдем, Ихтиандр.

Я покорно пошел за ней. Прямо за воротами находилось здание пансионата. Девушка шла впереди уверенно, как флагман. Я тащился сзади как жаба на веревке. Мы поднялись на второй этаж в ее номер. В комнате перед начатой бутылкой виски сидела фигуристая пьяная деваха в купальнике и что-то напевала себе под нос. Она подняла на нас глаза, в них промелькнул интерес.
- Вот, Ириша, Ихтиандра тебе поймала для развлечения.
- А помоложе не нашлось?- Похоже, со мной не очень церемонились.
- А чего тебя не устраивает? – Первая девушка оценивающе смерила меня взглядом.- Вроде все при нем.
- Третий сорт не брак,- отрезала деваха, залпом опрокинув стоящий перед ней стакан. – Пить будешь?
- Конечно, будет, как это не выпить с дамой, да еще которая сама предлагает, - первая девушка подошла к столу, плеснула виски в стаканы и один подала мне.
У меня вдруг закружилась голова. Ситуация была настолько нереальна, что даже мне, любителю всяческих неожиданных приключений, стало не по себе. И одновременно было жутко интересно - чем это все закончится? Ну, что, в самом деле, могут мне сделать две хрупкие девушки? Даже взять с меня кроме плавок нечего. Почему-то вспомнился приятель, который всю жизнь мечтал переспать с двумя девушками, но не с проститутками, а которые его бы любили. Мечты, мечты…Эх, была, не была. Я выпил свой стакан до дна. И... попал в сексуальный шторм.

Руки, ноги, головы и все остальное, мои и девушек, слились в сплошной клубок. Меня лизали по одной и вместе, на мне прыгали, душили поцелуями, гладили, подставлялись…Я тоже вылизывал, слабо понимая кого. Тискал их груди. Обрушивался мощными толчками на аппетитные задницы. Но кончить не мог. Впервые я чувствовал себя сексуальным двигателем со стальным поршнем. И раз, и два, и, пять, и десять…Подсыпали, наверное, чего-то, суки. И двадцать пять, и сорок…Где ты, девятый вал? Ладно пьянь эта, а первая-то. А еще глаза морские. И…

- Вставай, а то поджаришься.
Жена. Я недоуменно смотрел на нее.
- Вредно спать на пляже. Иди, купаться с Никитой и будем собираться.
Спал? Я же поплыл на другой пляж, а потом…Сексуальные фурии только снились?
- И долго я спал?
- Не знаю, мы за чебуреками ходили, там очередь такая…
В воде я бросал сына в волны и думал, а куда же воображение бросает меня? И зачем?
- Папа, давай еще раз! Еще!
- Все, последний раз и пошли.
- Нет, папа, еще.
Я подождал, пока приблизится волна повыше, поднял Никиту и кинул его в нее. Почему-то подумалось, что вот так мы взрослые и в жизнь бросаем детей. Хорошо, если стоим рядом. А если нет? В период войны с миром я вообще считал, что детей нельзя в него выпускать. Не создан он для счастья. Потом мое мнение изменилось, уже после появления Никиты.

Немного обсохнув, мы пошли домой. У меня все не шел из головы сон. Или не сон?
- Завтра пойдем на другой пляж. Тут рядом есть песочный.
- Песочный? – я аж вздрогнул, услышав слова жены.
- Да, мне рассказали где. Там Никите удобней будет в воду заходить.
- Может, на какой-нибудь другой поедем? А то три дня так и будем на пятачках плескаться?
- Спросим у Таньки. Да надо и ее с собой брать, пофотографироваться.
- Так, а приезд будем отмечать?
- Конечно, только куда-нибудь в центр поедем, здесь не хочется.
Мы подошли к дому. В квартире все занялись своим делом. Никита играл на ноутбуке, жена купалась, Танька работала. Она вычищала на компе фото обнаженных девушек, которые потом продавала интернет-сайтам. Ее этому научил бывший мой друг. Только у него сам процесс фотосессии несколько отличался. Коньячок для расслабухи, слово за слово, а там и…Потому и стал бывшим…

Я искал себе занятие. На шкафу заметил тонкую стопку книг. Выбор был небольшой и за последующие три дня я все, что было более - менее, прочитал. Немного забегу вперед. Первой я одолел «ПираМММиду» Сергея Мавроди, о которой много слышал. Никакой художественной ценности в ней не нашел. Так, сухой рассказ современного комбинатора о создании своей новой пирамиды. Похищение дочери и самоубийство жены были выдуманы, скорее всего, для иллюстрации его готовности презреть все ради великой цели – финансового апокалипсиса. Мысль не нова. Вторая книга была психолога Некрасова. Очередное поучение о том, как надо жить, чтобы ни хрена не беспокоиться. Интересные люди эти психологи. А с чего они решили, что человек не должен отрицательно реагировать на происходящее? Он же не робот, в конце концов. Типа, отрицательными эмоциями ты запускаешь в мир зло, которое тебе потом возвращается. А если мир и есть зло? Об этом они не подумали? Третьим стал модный Пелевин, за творчеством которого я давно перестал следить. Честно осилил страниц сто. Девочка-лиса хвостом напускала на людей туман, заставляя видеть то, чего нет. Вообще ничего не понял. Ни зачем это, ни к кому адресовано. Короче, не тронул меня. А вот четвертой книгой оказался сборник А. Грина, и я с удовольствием погрузился в мир давно забытой романтики. Фрэзи Грант – бегущая по волнам. Девушка увидела остров, сошла с корабля на волны и побежала к нему. А когда утренний туман рассеялся, то не было уже ни острова, ни девушки. Оставила своих близких ради неведомого. Умели же люди писать. Да, может, слог не современный, но насколько велика разница между тем, что волновало писателей-романтиков и сегодняшних литературных гуру. Наверное, я просто уже безнадежно отстал от актуальных вкусов читателей.

Вечером мы вместе с Танькой поехали в центр Севастополя. Вдоль берега арт-бухты выстроилась баррикада из кафе. В одно из них мы и зашли. Сели за столик у моря. Людей в кафе было немного. Потянуло холодом, поэтому официантке вместо вина к баранине с овощами заказали водки. После пары рюмок стало теплее, только Никита все время жался к жене. Я заметил, что люди некоторые люди за столами сидели, накинув одеяла, видно их выдавали в кафе. Как и положено заиграла громкая музыка, певица стала исполнять расхожие шлягеры. Народ пустился в пляс. Мне всегда странно смотреть на уже не молодых людей, которые отплясывают в ресторанах как в молодости. Вот один пожилой мужчина закончил танец и галантно упал на одно колено перед своей дамой. Другой рукой он схватился за сердце. Не встанет, - подумал я. Но кавалер мужественно поднялся и опять затрясся в танце.

- Пойду, попрошу одеяла, - я встал и пошел к барной стойке.
Пока ждал, когда мне их вынесут, услышал, что вместо танцевальной музыки заиграла медленная красивая мелодия. Оглянулся… Кафе исчезло, вместо него я увидел девственный берег моря, на который медленно накатывались волны. Недалеко от воды горел большой костер, вокруг него в красивом танце двигались девушки в белых туниках. Зрелище просто завораживало. Девушки изгибались, сходились к огню и снова расходились, двигались по кругу. В их танце была какая-то таинственная магия.
- Возьмите, пожалуйста, - вывел меня из транса голос официантки.
У нее в руках была стопка овечьих шкур.
- А..- Я удивленно посмотрел на нее и повернулся к танцующим девушкам.
Вместо них на набережной вертели бедрами престарелые мадонны. В уши ворвалась незатейливая громкая музыка. Я посмотрел на стопку шкур, вместо нее увидел обычные одеяла. В растерянности подошел к нашему столу.
- Что это ты какой-то потерянный? – жена была уже навеселе.
- Да, нет, вес нормально.
Я раздал всем одеяла, налил водки, мы выпили. Вечер потек по привычному руслу. Домой добирались за полночь. По дороге набрали еще выпивку, которую приговаривать пришлось практически мне одному. В результате, продолжение нашего общения унесло алкогольным отливом. И ночью мне не снилось ничего.

А наследующий день мы поехали в Балаклаву. Танька взяла фотоаппарат. Мне многие рассказывали как там красиво, кто-то даже называл Балаклаву маленьким уголком Венеции. Для меня же она всегда была лишь дорожным указателем по пути к Севастополю. Приехали. Маленькая бухта была заставлена катерами. В магазине для поддержки настроения взяли красного вина на разлив. И Танька стала фотографировать жену с Никитой. Я закурил. Групповые семейные фотографии мне всегда почему-то казались натянутыми. Вдруг в бухте появилась большая гондола, компания на ней пестрела яркими одеждами. Я вспомнил о страсти одного моего друга к переодеваниям. Их вечеринки всегда были тематическими, не просто пьянка. Они наряжались то клоунами, то хиппарями, то еще кем-нибудь. Такое театрализованное общение в наше время можно было только приветствовать. Наверное, и это приплыли любители маскарадов. А, может, они таким образом спасались от скучной действительности? Среди людей на гондоле выделялась одна пара, и кого-то она мне сильно напоминала. Да это же девушка с рыцарем! Те самые, которые в моем сне бросились со скалы. Неужели сон начинает становиться явью? Гондола обошла бухту и снова направилась в открытое море. Я смотрел ей вслед с сожалением. Меня как-будто лишили разгадки важной тайны. Такое чувство бывает, когда твои ожидания, пускай и смутные, не оправдываются.

Через некоторое время мы уже плыли на Яшмовый пляж Фиолента. В открытом море я безнадежно высматривал гондолу, но, видимо, она уже была далеко. Надежда и ожидание – слова синонимы, однако, как по мне, то надеждами живешь в юности, а когда тебе за пятьдесят – просто ждешь, что еще в жизни произойдет. Например, есть такая поговорка – любви все возрасты покорны. Может, для кого-то она и верна, однако можно ли в пожилом возрасте говорить о трепетном ожидании любви? А если приравнять любовь к болезни, что отчасти верно, то желать ее вообще небезопасно. Кто, находясь в здравом уме, добровольно хочет заболеть? И вообще, с годами ты начинаешь все принимать как должное, ни на что не надеясь. Так и доплываешь до последней своей пристани. В молодости мир видится полным широких дорог, только выбирай. В старости идешь не спеша узенькой тропинкой, прекрасно зная, куда она тебя приведет. Хотя, порой, и на ней подстерегают разные сюрпризы…

Возвращаясь к надежде, я помню, как поехал в Москву. Мне казалось, что там я встречу массу интересных необычных людей, которых не было в моем городе. В результате, общался со своими знакомыми из других городов, которые тоже переехали в Москву. Даже девушка у меня была из моего родного города. После этого я понял, что нечего искать, надо создавать свое окружение самому. И перестал надеяться.

Наш катер подошел к берегу пляжа. Над ним возвышались отвесные каменные стены. Говорят, чтобы подняться наверх, надо пройти 800 ступенек. Пляж выглядел бы совсем диким, если бы кафе, уродливо портившее пейзаж. Радовало то, что люди не лежали друг на друге. Мы расположились неподалеку от воды, и жена опять пошла с Танькой фотографироваться. Никита потянул меня купаться. Когда мы вышли из воды, то их еще не было.
- Пойду, посмотрю, где они. Сиди здесь.

Я обошел весь пляж, но жены и Таньки нигде не было. Уперся в скалу, нависшую над водой. Может, с той стороны? Я вспомнил, что с катера был виден пустынный участок берега. Прошел и оказался на нем. Здесь тоже никого не было. Я поднял голову и посмотрел на высоченные скалы. Интересно, что они помнят? Сколько жизней прошло перед ними на этом берегу? А сколько еще пройдет? И меня, и всей нашей цивилизации не будет, а эти скалы так и будут молчаливо стоять, храня память прошедших тысячелетий. Я уже собрался идти назад, когда на другом краю берега заметил фигуру девушки в белом платье. Она подавала мне какие-то знаки. И я пошел к ней. Подойдя ближе, я узнал девушку с морскими глазами, с которой познакомился на песчаном пляже. Э нет, я больше в такие игры не играю.

- Привет!- буркнул я.
Девушка приложила к губам палец и обернулась к скале. В ней я увидел отверстие. Девушка шагнула в него и махнула рукой, приглашая за собой. Меня охватило тревожное предчувствие, но страха не было. И я пошел за ней. Несколько минут мы шли извилистым коридором, который тускло освещался откуда-то сверху. Постепенно он стал расширяться, и мы оказались в большой светлой пещере. Посредине нее находилось возвышение, высеченное из камня. На нем стояли рыцарь и девушка. Рядом с ними – старец в длинной белой накидке. Окружающие их люди, в основном, молодые юноши и девушки, тоже все были в белом. Девушка и рыцарь опустились на колени, и старец простер свои ладони над их головами.
- Что это? Свадьба?- тихо спросил я у девушки.
- Нет. Это – посвящение. – также тихо ответила она.
- Посвящение во что?
- В любовь.
Старец что-то говорил, девушка и рыцарь отвечали, но издалека мне ничего не было слышно. Видя мое недоумение, девушка продолжила:
- Это очень старый и забытый обычай. Наши предки посвящали полюбивших друг друга в любовь, и это было гораздо важнее нынешней свадьбы. Верили, что такое посвящение сохраняет единственную любовь на всю жизнь.
- Одна жизнь слишком длинны для одной любви, - вспомнил я слова, которые слышал в юности от мамы.
- Это заблуждение непосвященных. Разве любя, кто-то думает о том, что чувство может исчезнуть?
- Нет, но со временем так и происходит.

Я вспомнил своих бывших. Кто-то из них остался в памяти, а кто-то улетучился навсегда. Жалел ли я об этом? Сейчас, наверное, нет. Мне уже было все равно. Как-то встретился с женщиной, которую когда-то очень сильно любил, и заметил только сеть морщинок на ее лбу. Больше ничего. Может, и хорошо, что судьба не сводит меня с другими, тем более, что годы гораздо более безжалостны к женщинам, чем к мужчинам. Кажется, Горький писал, что встреча с человеком, которого ты любил, подобна встрече с покойником. В каком-то смысле так оно и есть. Человек просто стал другим, а мы этого не заметили. А как можно любить того, кого уже нет? Так может, действительно, любовь должна быть одна?
- А вообще это очень необычное место. Именно поэтому здесь и происходит обряд посвящения.
- Чем же оно необычное? – я с интересом посмотрел на девушку.
- Вы слышали о предназначении, что один человек создан во вселенной для другого? Может, от того, что в жизни они не находят друг друга, и случаются разочарования?
- По-моему, это все ерунда.
- А хотите узнать, кто был создан для вас? Сегодня и здесь это возможно.
Я посмотрел на возвышение. На нем и вокруг него никого не было, мы с девушкой остались в пещере одни. Куда же все подевались?
- Они ушли, - девушка как-будто читала мои мысли.
- Как? Никто же мимо нас не проходил.
- Всегда есть другие выходы, кроме тех, которые нам известны. Так хотите увидеть свою судьбу
- И кто же это будет? Вполне возможно кто-то из тех, с кем я расстался?
- Это может быть кто угодно: совершенно неизвестная женщина, из тех, ваша жена или даже я, - девушка улыбнулась.
Я заметил, что она очень красивая. Морские глаза затягивали меня в пучину.
- Нет.

И тут от стены напротив нас накатилась волна. Пещера стала наполняться водой, причем очень стремительно. Я бросился к выходу. Волна ударила в спину. Меня вынесло на пустой берег. Вокруг никого не было. А девушка? Я встал и посмотрел на скалу. Никакого отверстия в ней не было.

Когда я вернулся к своим, все были на месте. Никита довольно играл камешками, жена загорала, голова Таньки виднелась далеко от берега. Находясь под впечатлением происшедшего, я лег и закрыл глаза. Почему судьба постоянно устраивает нам испытания? А мне еще и таким странным образом? Вроде в жизни я прошел все и никогда не боялся резких перемен. Менял женщин, города, в какой-то степени стал космополитом. А почему же не захотел узнать правду? А было бы это правдой?

Под вечер испытание ждало нас всех. Подъем по ступенькам наверх. На удивление, Никита легко шел впереди, я плелся за ним, а жена и Танька отстали. На вершине я отдышался и огляделся по сторонам. Было такое впечатление, что место мне знакомо. Я сделал несколько шагов в сторону и увидел край скалы из моего сна. Именно отсюда рыцарь и девушка бросились вниз. Я осторожно подошел к краю. Внизу простиралось море. В нем зародилась жизнь, может, и заканчиваться должна там же? Мне вдруг захотелось сделать шаг вперед. Все внутри сжалось от предчувствия открытия неизведанного.
- Папа, вон мама,- голос Никиты вырвал меня из оцепенения.
Я отошел от края скалы.

Вечер прошел как обычно: кафе, шашлыки, пиво. Стандартный курортный набор. Ночью я долго не мог заснуть. Танька с женой в соседней комнате пили вино и весело щебетали о чем-то. Как же изменилась моя жизнь. Разве мог я себе представить еще лет десять назад, что буду женат, и у меня будет сын? В то время мои отношения с женщинами складывались по очень простой схеме. Я сразу предлагал улечься им в постель. Никаких ухаживаний и лапши на уши, хотя знал – женщины это любят. Большинство, конечно, отказывались, и были позабыты навсегда. А вот те, кто соглашался, остались в памяти. Со временем я понял, что женщины чувствуют мое к ним отношение, не допускающее морального равенства, потому и сразу вычеркивают меня как перспективу. Как-то в романе Кутзее я прочитал про преподавателя университета, которому было около пятидесяти, который вдруг заметил, что перестал быть интересен женщинам, хотя до этого широко пользовался благосклонностью молодых студенток. Вот у меня наступило та же самая ситуация. Не молод, без денег, без лапши. Что я мог предложить женщине? С другой стороны само понимание, что ты не интересен, сделало меня свободным. Я просто перестал рассматривать женщин как сексуальных партнерш, и стал спокоен как мамонт. До сих пор не пойму, - что же нашла во мне моя жена? Я встал и осторожно зашел в комнату к Никите. Он безмятежно спал в обнимку с мягкой пандой. Вот если бы наша взрослая жизнь протекала как детский сон…

Утром мы уже без Таньки, у которой была срочная работа, решили поехать на пляж в Учкуевку. Добрались на маршрутке до арт-бухты, а потом поплыли на маленьком теплоходе. В моем детстве их называли речными трамваями. Учкуевка по сравнению с нашими пляжами или Яшмовым была просто лонг-бичем. Длинная полоса песка, параллельно которой располагались кафе, магазины, ларьки. Горки, бананы, все как положено на цивилизованных пляжах. Ну и, соответственно, народа - немеряно. Не успели мы сделать по берегу несколько шагов, как ко мне подошел знакомый из города, в котором я когда-то жил. И где бы мы еще встретились? Минут пять поболтали ни о чем и разошлись. Откровенно говоря, я не люблю встречать даже мужчин из прошлой жизни. Когда вижу в своем родном городе одноклассников, обычно перехожу на другую сторону. Говорить не о чем, интересы разные. Мне один из них, пытался упорно по скайпу рассказывать о жизни тех, кого я не видел более тридцати лет. Оно мне надо? В конце концов, я его удалил. Также безжалостно расправлялся со старыми телефонными книжками. Наверное, поэтому с годами количество знакомых у меня только уменьшается. Кому-то я перестал быть интересен, кто-то мне. Все нормально, в жизни такое сплошь и рядом.

Оставив Никиту с женой на пляже, я отправился на разведку кафе. Цены везде были примерно одинаковы, как и ассортимент. Зашел выпить пива, сел за столик. Пиво было ледяное, и я с удовольствием сделал несколько крупных глотков из запотевшего бокала. Последний день нашего пребывания на море. Все-таки, молодец жена, что меня выдернула из привычного ритма. Столько впечатлений и всего за три дня. Интересно, а видения будут продолжаться или нет?

- Можно к вам?
Передо мной стоял мужчина в цветастых шортах и майке, в руке – бокал с пивом. Я выразительно окинул взглядом кафе, в котором было полно свободных столиков. Мужчины в майках у меня вызывали подсознательный протест.
- С вами столько интересного произошло за последние дни, - мужчина, не дожидаясь приглашения, присел напротив меня.
Я даже не знал, как на это реагировать, поэтому промолчал. Почему-то захотелось водки.
- Ничего не бывает просто так, вот и я здесь не случайно, - мужчина отхлебнул пиво. – Дело в том, что произошла ошибка. И получилось, что вся ваша жизнь тоже ошибка.
Может, ненормальный? А откуда он знает, что со мной произошло?
- Вы были посланы в мир для другой жизни. Однако досадный сбой превратил вас в обычный ретранслятор, с которого снималась информация.
Что за бред он несет? Надо идти. Я поднялся.
- Помните девушку с морскими глазами? Она тоже появилась в вашей жизни не просто так. Надо было вас подготовить.
- К чему же, если не секрет? - язвительно спросил я. И снова сел на стул
- К другой жизни. Начать которую вы можете прямо сейчас. Разве вам никогда не хотелось жить по-другому? Быть богатым, любимым, путешествовать по миру. Именно это вам было предназначено.
- Интересно кем?
- Это неважно. Все равно не поймете. Вы всю жизнь жили не по предназначению. Только не знали об этом. Пора исправить ошибку.
- И что требуется от меня? - в голове была такая чехарда, что вопрос я задал чисто машинально.
- Ничего особенного, только ваше согласие.
- Если меня раньше никто не спрашивал, то почему сейчас кого-то интересует мое мнение.
- Раньше не могли спрашивать. Каждому человеку назначается жизнь, и он ее живет. Мы лишь внимательно следим, чтобы выбранная модель соблюдалась. При очередной проверке выяснилось, что вас определили в другую модель.
- Что-то не часто у вас проверки.
- Уж как есть, но мы готовы все исправить. А согласия вашего мы могли бы и не спрашивать, просто таковы правила в подобной ситуации. Мы не можем насильно лишать человека того, что у него есть.
- Вы хотите сказать, что моя жизнь изменится абсолютно?
- Именно так. Вы все начнете с чистого листа, заново. С этой жизнью вас ничего не будет связывать. Для всех вы просто исчезнете. Решайтесь, такое предложение делается только раз. Сейчас вам за пятьдесят, впереди недомогания, болезни. Вы нигде не работаете, еле сводите концы с концами. Мы даже можем устроить так, чтобы ваша жена вышла замуж за обеспеченного человека. Бонусом, так сказать. Друзей у вас – пальцев одной руки хватит, чтобы перечесть. Что вас держит? Поверьте, та другая жизнь будет у вас гораздо ярче и насыщенней этой.

Я был просто раздавлен. Подозревал, конечно, что люди – муравьи запрограммированные, но не до такой же степени.
- Помните вы когда-то давно читали в одной книге про мужчину, который жил счастливо с женой и тремя детьми. Раз пошел в горы и попал под обвал. Его подобрал и приютил старик, живший высоко в горах. У него была внучка. Они с мужчиной полюбили друг друга, она родила ему троих детей. И он прожил еще одну счастливую жизнь. Вашу такой не назовешь, вас многое раздражает в этом мире. Оно и понятно, подсознательно вы чувствуете, что созданы для другого.
Я отпил из бокала пиво, оно было теплым и безвкусным. А моя жизнь?
- Вижу, вы все еще колеблетесь. Хорошо, нельзя, но так и быть открою вам еще одну тайну. Я знаю, что у вас есть написанный сценарий фильма. Вы посылали его на студии, но он никого не заинтересовал. В другой жизни по вашему сценарию вы сможете сами снять фильм. С кем хотите и каким хотите. Единственное, я не могу гарантировать, что вы напишите такой же сценарий.

Мне вдруг стало смертельно скучно. Голос собеседника убаюкивал меня, склоняя к решению. А я…я напоминал себе корабль после шторма. Мачты сломаны, паруса повисли, в пробоину хлещет вода и будь, что будет. Я внимательно посмотрел в глаза мужчины. Они не были морскими. Вот привязался, черт в майке.
- Давайте, так, - я собрался с силами и решительно встал. – Все, что вы мне рассказали, я забуду, как-будто ничего и не было. Ни вас, ни вашего предложения. Считайте, что оно мне неинтересно.
- Вы даже не представляете себе, от чего отказываетесь.
- Почему же? Как раз представляю, - я повернулся и вышел из кафе.

Моего долгого отсутствия, похоже, не заметили. Ни Никита, ни жена. По крайней мере, ничего мне не сказали. А, может, и не было никакого собеседника? Просто очередное видение. Что на море не бывает? В тот день мы наконец-то поели настоящего рассыпчатого плова, попили крымского вина, накупались досыта, и моя странная встреча, действительно, стала казаться какой-то нереальной.

По дороге назад в спокойном море внезапно поднялись волны. Теплоход раскачивало. Никита испугался. Волны стали даже захлестывать палубу, на которой появилась вода. Что это? Привет от чертяки в майке?
- Я боюсь, - Никита весь сжался.
Волна опять залила палубу. Я прижал сына к себе.
- Не бойся, я же рядом и мама. Значит, ничего не случится. Это просто волны. Они же небольшие.

А если сейчас перевернемся? – резанула шальная мысль. Я сразу представил, что будет твориться. Не Титаник, конечно и берег близко, но для плывущих людей это станет кошмаром. И сколько таких случаев было, когда переворачивались автобусы, падали самолеты. И благодушные пассажиры оказывались в аду наяву. Или это тоже было их предназначение?
Теплоход перестало качать. Наверное, море тоже зависит от настроения. Скорчило недовольную гримасу и успокоилось. На берегу мы решили напоследок перед отъездом прогуляться по набережной. Мы с Никитой купили себе обериги. Я никогда ничего не носил на шее, даже креста, а тут вдруг захотелось. Хотя ни к какой вере это не имело отношения. Потом побросали в море монеты, чтобы обязательно вернуться сюда еще раз. И поехали собираться.

Вот и закончился наш недолгий отдых. Немножко сумбурный, но насыщенный. Для меня уж точно. Пока жена складывала вещи, я обнаружил, что у меня закончились сигареты. Вышел на улицу. Уже стемнело. Вдруг мне захотелось еще раз увидеть море. Я направился на пляж. Непривычно было видеть его совершенно пустым. Ночной дискотечный шабаш еще не начался, хотя музыка уже гремела, цветные фонари отбрасывали на поверхность моря рваные блики. Оно было абсолютно спокойным.

У каждого из нас своя жизнь. И у моря, и у людей. Кто-то бросается со скалы, сохраняя единственную любовь, кто-то живет долго. Подвергается испытаниям и находит другую любовь. Другие отстают от жизни навсегда или выпадают из нее. Мой знакомый мечтал уединиться на пустынном острове. Фрэзи Грант тоже бежала по волнам к незнакомому острову. Наверное, для каждого он является своим символом: уединения, тайны, надежды или мечты. А я за свою жизнь понял, что нет никаких островов. Сам человек и есть остров, на котором есть все. Надо только суметь это найти или открыть в себе. И дорожить своими открытиями.

На ровную гладь моря легла яркая полоска света, уходящая за горизонт. Она слегка колыхалась на ряби волн. Я посмотрел вдаль. Там ничего не было. Осторожно ступил на воду. Она меня держала. В голове стремительно крутились воспоминания последних дней. Отблески, - подумал я. Сделал несколько шагов. И пошел светлой дорогой по волнам. Оглянулся, как-будто прощаясь… Я знал, что обязательно вернусь.


© Copyright: Артур Шахов, 2012
Свидетельство о публикации №21210040824

Другие произведения автора Артур Шахова

 

Желающим пообщаться, высказать свое мнение, поспорить - пишите

Я Жду ваших рецензий и обязательно ВСЕМ отвечу с соответствующим комментарием.

 Хотите общаться "в живую"?
Артур Шахов на Facebook. Заходите, знакомьтесь, поговорим...




продающий текст | общаться лично | карта сайта | продающий текст | крах монстра | полезно | каталог | сайты партнеров


 

Если вы на моем сайте, значит вас интересует литература, новинки кино, музыки, и многое другое. Например Вероятно вы также не хотите бедствовать и изменить свое материальное положение к лучшему.
Обо все этом читайте в соответствующих рубриках Круглый стол на тему бесплатная юридическая помощь. Жизнь бурлит как аспирин в стакане и еще не ясно как все может сложиться. В любом случае удачи и мир вашему дому.
©1994 литератор Артур Шахов
©1998-2016 создание веб сайта Bragin Design Studio
Все права защищены и принадлежат: Артуру Р. Шахову